ACIS

 

список статей

Автор (источник): Helene
Опубликовано: 2006-10-20

Дата похода: 80-e годы 19 века

 

Тайны Неглинки
 

 

Состав группы: Гиляровский В.А., водопроводчик Федя, бывший дворник
Город: Москва

Несколько слов вместо вступления добавлю от себя. Это так называемый "отчет" взят из книги Гиляровского Владимира Алексеевича - поэта, писателя, знатока Москвы, журналиста, - изданной в 1934 г. Описываемые события происходят еще до перестройки Неглинки в 1886 г. Насколько уместен этот текст на диггерском сайте - судить вам :).



... В древние времена здесь протекала речка Неглинка. Еще в екатерининские времена
она была заключена в подземную трубу: набили свай в русло речки, перекрыли каменным
сводом, положили деревянный пол, устроили стоки уличных вод через спускные колодцы и
сделали подземную клоаку под улицами. Кроме "законных" сточных труб, проведенных с улиц для
дождевых и хозяйственных вод, большинство богатых домовладельцев провело в Неглинку тайные подземные
стоки для спуска нечистот, вместо того чтобы вывозить их в бочках, как это было повсеместно
в Москве до устройсва канализации. И все эти нечистоты шли в Москву-реку...



...Мне не трудно было найти двух смельчаков, решившихся на это путешествие. Один из них - беспаспортный
водопроводчик Федя, пробавлявшийся поденной работой, а другой - бывший дворник, солидный и обстоятельный.
На его обязанности было опустить лестницу, спустить нас в клоаку между Самотекой и Трубной площадью
и затем встретить нас у соседнего пролета и опустить лестницу для нашего выхода. Обязанность Феди -
сопутствовать мне в подземелье и всетить.



И вот в жаркий июльский день мы подняли против дома Малюшина, близ Самотеки, железную решетку спускного
колодца, опустили туда лестницу. Никто не обратил внимания на нашу операцию - сделано было все очень скоро:
подняли решетку, опустили лестницу. Из отверстия валил зловонный пар. Федя-водопроводчик полез первый:
отверстие, сырое и грязное, было узко, лестница стояла отвесно, спина шаркала о стену. Послышалось хлюпанье
воды и голос, как из склепа:



- Лезь, что ли!



Я подтянул выше мои охотничьи сапоги, застегнул на все пуговицы кожаный пиджак и стал спускаться.
Локти и плечи задевали за стенки трубы. Руками приходилось крепко держаться за грязные ступени
отвесно стоявшей, качающейся лестницы, поддерживаемой, впрочем, рабочим, оставшимся наверху. С каждым шагом
вниз зловоние становилось все сильнее и сильнее. Становилось жутко. Наконец послышались шум воды и хлюпанье.
Я посмотрел наверх. Мне видны были только четырехугольник голубого, яркого неба и лицо рабочего, державшего
лестницу.



Наконец я спустился на последнюю ступеньку и, осторожно опуская ногу, почувствовал, как о носок сапога
зашурщала струя воды.



- Опускайся смелей; становись, неглубоко тутотка, - глухо, гробовым голосом сказал мне Федя.



Я встал на дно, и холодная сырость воды проникла сквозь мои охотничьи сапоги.



- Лампочку зажечь не могу, спички подмокли! - жалуется мой спутник.



У меня спичек не оказалось, Федя полез обратно.



Я остался один в этом замурованном склепе и прошел по колено в бурлящей воде шагов десять. Остановился.
Кругом меня был мрак. Мрак непроницаемый, полнейшее отсутствие света. Я повертывал голову во все стороны,
но гляз мой ничего не различал.



Я задел обо что-то головой, поднял руку и нащупал мокрый, холодный, бородавчатый, покрытый слизью каменный
свод и нервно отдернул руку... Даже страшно стало. Тихо было, только внизу журчала вода. Каждая секунда ожидания
рабочего с огнем мне казалась вечностью. Я еще подвинулся вперед и услышал шум, похожий на гул водопада.
Действительно, как раз рядом со мной гудел водопад, рассыпавшийся миллионами грязных брызг, едва освещенных
бледно-желтоватым светом из отверствия уличной трубы. Это оказался сток нечистот из бокового отверстия в стене. За
шумом я не слыхал, как подошел ко мне Федя и толкнул меня в спину. Я обернулся. В руках его была лампочка в пять
рожков, но эти яркие во всяком другом месте огоньки здесь казались красными звездочками без лучей, ничего почти
не освещавщими, не могшими побороть и фута этого мрака. Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам
водопады стоков с улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будно от рушащихся зданий, заставил меня
вздрогнуть. Это над нами проехала телега. Я вспомнил подобный грохот при моем путешествии в тоннель артезианского
колодца, но здесь он был несравненно сильнее. Все чаще и чаще над моей головой гремели экипажи. С помощью лампочки
я осмотрел стены подземелья, сырые, покрытые густой слизью. Мы долго шли, местами погружаясь в глубокую тину
или невылазную, зловонную жидкую грязь, местами наклоняясь, так как заносы грязи были настолько высоки, что
невозможно было идти прямо, - приходилось нагибаться, и все же при этом я доставал головой и плечами свод. Ноги
проваливались в грязь, натыкаясь иногда на что-то плотное. Все это заплыло жидкой грязью, рассмотреть нельзя
было, да и до того ли было.



Дошагали в этой вони до первого колодца и наткнулись на спущенную лестницу. Я поднял голову, обрадовался голубому
небу.



- Ну, целы? Вылазь! - загудел сверху голос.



- Мы пройдем еще, спускай через пролет.



- Ну-к что ж, уж глядеть так глядеть!



Я дал распоряжение перенести лестницу на два пролета вперед; она поползла вверх. Я полюбовался голубым небом,
и через минуту, утопая выше колен в грязи и каких-то обломках и переползая уличные отбросы, мы зашагали дальше.



Опять над нами четырехугольник ясного неба. Через несколько минут мы наткнулись на возвышение под ногами. Здесь
была куча грязи особенно густой, и, видимо, под грязью было что-то навалено... Полезли через кучу, осветив ее
лампочкой. Я ковырнул ногой, и под моим сапогом что-то запружинило... Перешагнули кучу и пошли дальше. В одном
из таких заносов мне удалось рассмотреть до половины занесенным илом труп громадного дога. Особенно трудно было
перебраться через последний занос перед выходом к Трубной площади, где ожидала нас лестница. Здесь грязь была
особенно густа, и что-то все время скользило под ногами. Об этом боязно было думать.



А Федю все-таки прорвало:



- Верно говорю: по людям ходим.



Я промолчал. Смотрел вверх, где сквозь железную решетку сияло голубое небо. Еще пролет, и нас ждут уже
открытая решетка и лестница, ведушая на волю...


 

 
 Комментарии
fressy | 11.12.2008 02:24    
Первые диггеры Масквы
 
Ghоst | 04.09.2015 16:02    

 

 

 

Добавление комментариев доступно только зарегистрированным пользователям!

 

 

   Copyright © 2001-2016 ACIS