ACIS

 

список статей

Автор (источник): Lantern
Опубликовано: 2010-06-17

Дата похода: 28.05.2010

 

ТКК "Квитнэвый": грандиозная симфония индастриала
 

 

Состав группы: Мих, Lantern, Алечка, Radist

Предыстория.
Неделей ранее я и Мих нашли удобный залаз в ТКК и совершили недалёкую предварительную полазку. Мы решили организовать полноценную полазку в ближайшее время, взяв в числе прочего карту. Избрали «закрытый» формат полазки. Объект всё-таки слегка стратегический. Организаторскую инициативу взял Мих. День и время выбрали из такого расчета, чтоб вероятность встречи с мОнтерами снизить до минимума – вечер пятницы. Вот когда всякая мысль о необходимости спуститься по служебным обязанностям в ненавистный ТКК всякому мОнтеру, уже предвкушающему возлияние в честь конца тяжёлой трудовой недели, будет сравнима с дыханием ада! Тем более что как раз сейчас закончены, наконец, плановые работы по гидравлическим испытаниям водопровода в районе, нам, обитателям, вылившиеся в полумесячное отсутствие горячей воды в кранах.
Итак, основные цели – обновление карты, проверка всех люков и вентух на входимость/выходимость, ну и есссно культурно-эстетический аспект – знакомство с особенностями конструкции и осмотр достопримечательностей, в частности – Картинной Галереи.

Полазка.
В этот день я как-то потерял счёт дней, решив, что сегодня четверг. Когда же выяснил, что пятница – был рад, что лезем сегодня, не завтра. С другой стороны, пришлось срочно перепланировать день, в частности, чтоб не было трений с работой и чтоб собрать хоботА.
Благо, повезло. Я успел заехать домой, собрать необходимый шмот. Не хватало только рукавиц «для грязи». Их решил купить по пути, что и сделал. Тут звонит Мих, говорит, что не может вспомнить путь к нашему инсталлу, и находится сейчас на остановке с названием триединой улицы, куда приехал с Радистом. Прикинув, куда они попали, я направился туда пешком, благо недалеко. Однако их там не оказалось. Перезваниваю – они у инсталла, нашли уже. Но ведь я просил подождать. Странная нестыковка. Однако причина её состояла как раз в том, что пресловутая улица триедина. Итак, прихожу – на месте Мих и Радист. А Алечка где-то рядом, но нас найти не может. Тогда Мих, координируя Алечку по телефону, залез на такое возвышение, что Алечка сразу не только заметила его, но и поняла, что мы уже на месте.
Теперь мы в сборе. Изучаем карты. Их три. На двух из них явно один и тот же объект, но они – разных времени и информационной насыщенности. При этом на одной подписано, что это «Квитнэвый» и видно, что это то, куда мы сейчас диганём. На третьей – другой ТКК, меньших размеров – видимо тот, куда в детстве я пытался заглядывать через решётку вентухи. Странно, но Susanin в минувшее воскресенье говорил, что в этих околоземьях четыре разных ТКК. Но, так или иначе, кудА мы лезем сейчас – ясно.
Смотрим, как у нас обстоит с беспалевностью. Очень даже неплохо. Территория вокруг залаза имеет довольно удачный урбаноландшафт. Наше действо, по сути, неприметно. А если не сверху смотреть – даже и невидимо по большому счёту. Густые кроны деревьев преграждают обзор из большинства окон одного домика, откуда его штатным обитателям лучше (для нас) не видеть наш заинсталл. Забросились сравнительно удачно. Начни мы заброс минутой-другой ранее – было б ещё удачнее: по закону пакости только что съехал нах микроавтобус, до того исключительно удачно баррикадировавший нас с одной из обзорных сторон.
Мих тщательно закрывает люк. Мы внутри, мы на старте. Я и кто-то ещё спустились по лесенке до низа, Мих с кем-то ещё – перелезли трубы по имеющимся на них скобам (как мы с Михом в прошлый раз). Так мы оказались по разные стороны преграды из двух трубищ. Но быстро объединились: оказалось, что трубы не обязательно перелазить – их конфигурация позволяет легко обойти их по периметру комнатки-бункера. Я уже ранее предположил это – лестница ведь вероятнее для входа в ТКК служит, а не для входа в кусочек 2х1, откуда в ТКК надо изощрённо перелазить. На мОнтеров пожилых да габаритистых ведь рассчитано, не на диггеров всепролазящих.
Перехоботились уже здесь, внутри. Походу я рассмотрел конструкцию опоры для труб. Крепится в пол и в потолок, квадратного сечения ≈0,3х0,3 м, сделана из углового проката, напоминает башню крана в миниатюре. Раскраску интерьера точно не запомнил, но вроде опоры такие были тёмно-зелёными, а прочая металлическая атрибутика – то ли голубая, то ли бирюзовая.
В свете диодных фонарей двинули в путь. Приятно так идём… Город шумит ТАМ, а мы незримо продвигаемся ЗДЕСЬ.
Первый сюрприз: в этом месте что-то не так, как было неделю назад. Ага, сырой тёплый запах и негромкое постоянное «ссс-с». Подходим – видим: таки точно, горячая протечка. Теплоизоляция на трубе, выполненная в этой части ТКК из стеклоткани и подслоя чего-то аморфного вроде слоя асбеста или минеральной ваты, заметно размокла и обвисла в одном месте. С неё капает и стекает грязным ручейком по пыльному в сухом состоянии полу водичка, несколько метров проходя до слива, уже виденного мной и Михом. Отлично работали рыцари ЖКХ целых полмесяца минувших, просто слов нет… Недолго посозерцав на это недоразумение, идём дальше. Воздух после места протечки как-то сразу сменяется сухим. В нём появляется индустриальный запах, с явной примесью какой-то минеральной пыли. В направленных лучах моего и Миха диодников я замечаю обилие белых летающих частиц. Чёрт, а ведь это асбест или что-то вроде, чем теплоизоляция исполнена. Решив зря не рисковать, напяливаю свой «тополь». Я его последнее время вообще из бэга не выкладываю, а тут он как раз кстати. Другие, оказалось, такого не взяли да и не считали в данном случае необходимостью.
Рассматриваем внимательнее, что интересного в нашем туннеле. На одной из опор закреплён выключатель освещения. Радист предлагает включить свет. Но это синоним понятию «спалиться», поскольку включение света и многие другие мелочи контролируются где-то у диспетчеров. На всякий случай твёрдо протестую против этой идеи. Незадолго после двойного поворота – бункер с люком и вентуха. Мы с Михом видели их в пршлый раз, теперь – изучаем конкретнее. Люк закреплён изнутри с помощью стальных штыря и перекладины, притянут гайкой с наварным «барашком». И лестницы нет. Вентуха – да, вот тут я и рассмотрел, как она устроена. Чесно, ожидал чего-то более особенного. А так, просто круглое стандартное отверстие в потолке – в точности такое же, как для люка. Но люк на него не наставлен, а просто надстроен кирпичный венткиоск, во внутренний квадратный периметр которого вписан круг отверстия. И ВСЁ! Забегая на перёд, скажу, что подобное строение имеют все прочие вентухи этого ТКК. Лишь в некоторых есть небольшие усложнения: при более глубоком залегании галереи от потолка до дырки ведёт ещё круглый бетонный колодец диаметром чуть более её самой и в длину, как правило, не более метра; в некоторых вентухах отверстие переложено одним или двумя кусками прямого шифера. К некоторым вентухам, как и к люкам, приставлены лестницы; в нескольких вентухах было ещё по одной короткой лестнице, приставленной изнутри прямо к «двери».
Идём далее – ещё вентуха, а перед нами – узкая деревянная обитая жестью дверь, крашенная в тот цвет, что и решётки большинства вентух. Не только открыта, но с какими-то давними и невразумительными дырками в месте, где у неё мог бы быть замок. Такие двери попадались нам ещё много раз перед некоторыми бункерами. Все они без исключения были открыты. За этой дверью был крупный бункер, ввиду шума труб и очертаний поначалу принятый за какой-то теплопункт. Но всё было куда интереснее. Отсюда начинается мегагалерея шириной в 2 и высотой 3 – 3,5 м. Трубы и кабели из бункера хитромудро в неё поворачивают, для чего на мощной стене имеется особая крепительная арматура, покрашенная в чёрное и густо-красное. Стена имеет ребристый профиль, потолок вроде балочный (точно не запомнил). Но в целом – размах просторов, очень яркий эстетический эффект (если конечно созерцающий склонен усматривать эстетику в таких бетонно-балочно-арматурно-трубно-кабельных сугубо индустриальных мега-интерьерах; я – склонен). Ощущение – жесть! Видим, что движемся по этому подземному проспекту в какое-то важное место. Разнообразие коммуникаций возрастает. Наряду с трубищами, с заменой или без неё лежащими тут с самых 80-х появляются некие небольшие пластиковые трубы явно более позднего происхождения и появления, и назначения непонятного. Наряду с чёрными кабелями связи, хорошо запылившимися на своих траверсах, появляются модные шнуры с крутыми неотечественными распредкоробочками. Интернет, однако! И кабельное ТВ. Местами на каком-либо из траверсов висит большой или не очень пут кабеля – типа из расчета на продолжение в будущем. Здесь же находим впервые ещё одну архитектурную особенность ТКК: от подземных «проспектов», да и «улиц» порой тоже – во многих местах отходят совсем короткие отхоботники-ниши, в которых нет люков и вентух. Трубы иногда в них изгибаются, повторяя контур, иногда – проходят мимо. Причём в одной и той же нише часть труб идёт так, часть – эдак. Что за хрень это – мы так и не поняли. Версии родили такие: технологическое пространство, юзаемое при закладке/замене больших труб; перспективные направления простирания ТКК, которые застроят в будущем; места скопления людей при юзании ТКК в качестве убежища (мало ли, в 80-е и не такое предполагалось под бомбари юзать).
Приходим в мега-бункер. Если галерея, которой мы шли – подземный проспект, то это место – крупный перекрёсток или площадь. Трубы пересекающихся мегагалерей ловко скрещиваются за счёт различия высоты над полом. Трубы поменьше всячески огибают проёмы. Не помню, здесь ли, но есть сравнительно небольшая труба, оригинально обогнувшая проём округлой аркой над нами. В большинстве же случаев небольшие трубы выгибаются прямоугольно над перекрёстками мегатруб, позволяя посетителям переходить эти перекрёстки. Над мегатрубами для этого устроены «пешеходные переходы» – тёмно-зелёные стальные мостки с перилами. У такого мостка лестницы в 3 ступеньки с обоих концов: одна – наклонная, другая – строго вертикальная.
Походу замечаем, что бункер, куда мы пришли – что-то вроде «центральной площади». Он очень большой – больше всех прочих, что мы видели. У трубных опор здесь устроено что-то вроде мОнтерского поста: навешен электрощит, ряд выключателей (кстати, включенных – видимо, электричество на освещение ТКК вырубается в нерабочее время где-то в центре), щит с начерченным через трафарет той же бурой краской знаком телефона (даже подобия которого или его подвода нет). На одной из мегатруб седушками вниз лежит стопка мягких современных стульев, какие часто можно видеть в учебных заведениях перед компами. На одной из труб при стене лежат 3 заюзаных противогаза. Сложены в большом обилии плафоны от продолговатых гермосветильнтиков (со всего коллектора их, видать, собрали и тут сложили), какие-то резиновые уплотнители в виде трёхгранных прутов и ещё какая-то хрень.
В бункере висит табличка-указатель «выход». Та же надпись красуется на ближайших стенах. И её 2 типа: одни экземпляры намазаны уже знакомой бурой краской, другие – напырсканы через трафарет бирюзовой. И все они указуют непонятно куда, притом противореча друг другу. Походу выясняется, что аварийным выходом считается вентуха в этом бункере. Она имеет 2 лестницы.
Мих лезет проверять выходимость (мы в течение всего дига по очереди поднимались во все вентухи и люки ТКК, у которых предполагалась входимость/выходимость – проверить наверняка). Вот он уже в венткиоске, изучает, как оный задраен. И тут снаружи звонкие да резвые голоса нескольких малых пацанков. Один супергерой шустро взбирается то ли по решётке, то ли по кирпичной стене на крышу венткиоска и во всё горло зазывает другого «лезть к нему на базу». «Лезу» – не намного секретнее отчитывается второй о уже выполняемом действии. «КудА ты лезешь?» – артистично переспрашивает его Мих сквозь решётку.
Да – и сомневаться не стоило, что для местных мальцов вентухи давно стали неотъемлемой частью ландшафта родных дворов и мира детских игровых воображений. А через пару секунд уже не стоило сомневаться, что истинная суть сих сооружений уже закралась в их крайне юные подсознания важным жизненным вопросом. Дело в том, что секундное замешательство, вызванное Михом по наружную сторону вентрешётки, сменилось диким и азартным интересом – будто малЫе ждали этого момента с тех самых пор, как их возраст стал боль-мень сознательным. Обоих шкетов враз сдуло с крыши киоска и плотно присосало к решётке – снизу видно было, как они пОлно заслонили свет уходящего дня, пробивавшийся в вентуху. И спрашивают без лишних церемоний в лоб, с интонацией насущной озабоченности и без малейшего намёка на замешательство или стеснения: «А ОТКУДА вы туда залезли???». Ишь, чего захотели узнать! Мих подогрел их азарт, сказав: «Та не полезете вы туда, далеко, люк в трёх километрах отсюда». «А где, где?!» – слышались расспросы наперебой сквозь решётку. Мих не уточнил, а ещё ухитрился узнать у них адрес дома, стена которого высилась очень близко возле вентухи. Пожелав дружкам удачной дальнейшей прогулки, Мих спускался к нам из вентухи – с привязкой и информацией о выходимости. Так вот передаётся вирус дигга, так разживается он на подготовленном субстрате неиспорченного попсой и бытовухой детского организма. Передав «вирус», Мих спускался, а по поверхности от вентухи удалялись два будущих диггера. Жди, АКИС, годков через 10 – этих двух новичков!
Что касается входимости/выходимости вентух, то, забегая наперёд, скажу, что все те, в которые была возможность подняться, оказались надёжно задраены. Изредка это был нехилый навесной замок, чаще же – скрученные намертво хз когда крупным болтом, многократно крашеные специальные выступы арматуры решёток или вообще решётка была наварная, открывание не предполагавшая. Случайные изъяны прошлых лет в решетинах были тщательно восполнены. Блин, и хорошо ведь, что так! Под вентухами-то и лестницы далеко не везде стоят, а высота-то суммарная и за 4 метра порой переваливает. А внизу вся стена в торчащих траверсах. Боже упаси пытаться за-просто-так проникать в «Квитнэвый» через вентуху! А тут детишки – видали, какие?! Откройся какая из вентух – и до конца дня будет с десяток детских жертв.
Идём дальше. Перпендикулярная нашей галерея радует нас какой-то приземистой железной дверью в одном из бункеров. Из-за двери пробивается свет, вроде дневной, но через щели решительно ничего не рассмотреть, кроме дужки навесного замка (толщина внушительна). Наверное, дверь открывается на склон местности. Она, видимо, и есть тот самый «выход». Также получаем две новые привязки, ибо в «шифрах» монтерских настенных надписей, выделяющихся неизменной буро-красной краской, распознаём названия улиц этого массива и номера домов, к которым ТКК подводит коммунальные блага. Но эта галерея заканчивается – возвращаемя и рулим прямо. «Проспект» заканчивается в бункере, куда выходят 3 «улицы» проходим боковые: одна тупиковая, другая длинная и в конце разветвляется на 2 подвода к домам, есть обе привязки. Возвращаемся, идём прямо. Всё тут типично: бункеры с «перекрёстками», люки, вентухи, отхоботники к домам, открытые двери на пути. Нашли ещё две привязки. Не помню, где именно, нашли мы совсем низкое ответвление, пол которого был выше пола основной галереи. В этом отхоботнике ровными рядами лежало несколько писсуаров, раковин и пьедесталов умывальников плюс рабочий сосуд стиральной машинки типа «Рига».
Как выглядит подход «Квитнэвого» к жилому дому? Это либо просто тупик в туннеле 1,5х2 или меньше, либо в туннеле 2х3,5 – во всю высоту сектор кирпичной стены, «впяченный» в галерею. Коммуникации всех типов, калибров, раскрасок средоточатся у него и тупо уходят в эту стену. Ни щёлочки, ни зазора! ДверИ – тем более. Иногда из тупика в дом коммуникации заходят через некий проём, тщательно забетонированный да ещё зачем-то густо окрашенный чёрной блестящей краской. Да, не походишь особо из дома в дом по этому ТКК. Многие отхоботники, ведущие под стены домов, идут под небольшим уклоном вверх от основных галерей.
Проходим далее. Пока всё, как обозначено на карте. А карта вещает нам ещё несколько мегагалерей. На одном из поворотов за трубами видим отхоботник, куда основное обилие труб и не думает поворачивать. Из-за чего туда хрен пролезешь. Но Радист и Алечка таки ухитиряются, да ещё своим способом каждый. В направлении таинственного отхоботника указует надпись на стене «ЖЭК№***». Это типа, ведёт в здание того ЖЭКа или имеется в виду участок, этим ЖЭКом опекаемый? Но пролезшие выносят странный диагноз: там за углом тупик, и нет ни люка, ни вентухи, ни какого другого входа. Резонный вопрос – что бы оно ни было, как в случае аварии туда проникнут мОнтеры?!
Из очередного бункера тоннельчик ведёт в помещение с закрытой железной дверью. Что за ней? Выход на пригорочек, вход в дом или продолжение ТКК в неотмеченные на карте просторы? Идём прямо – в новую мегагалерею. И – о, хорошая вещь! От пола к люку в прямо в потолке – лестница, а на люке не видать запирающих хреней. Поднимается Мих, люк осторожно открывает. Тут же из вне доносятся немолодые голоса старшего из поколений, задающие надменно-настороженным тоном понятно какие вопросы. И сомневающиеся тем же тоном на ответ Миха, гласящий, что он – ремонтник. Блин, сказал бы им задорным тоном, что он – прокладчик скоростного Интернета или чего-то не менее крутого и кабельного – их бы это вразумило. Мих на момент закрыл люк, потом вновь приоткрыл – осмотреть ландшафт ведь надо. А эти вечерние обитатели скамеек уже вплотную окружили люк и бурно обсуждали событие! Мы остановились в этом месте – чуть отдохнуть, обсудить случай, отметить важный пункт на карте…
И тут почти невероятное: звон мобла у Миха. Я ушам не поверил. А звон повторился. Реально ли происходящее, о боги?! Звонил Тэйп. Его голос бессбойно слышался в тишине ТКК из наушника трубы Миха. Не то, что связь есть, но даже помех нет. «Путешествие к центру земли» вспомнился фильм. Я посмотрел на свою трубу. «Только экстренные» - отрезал мне мой Киевстар. Лайф Миха тем временем прямо из ТКК доносил Тэйпу весть о том, где мы дигаем и уже приносил его респекты. Не поняв, почему же в этом месте оказалась связь, дигаем далее.
Находим ещё 3 привязки. Щупаем люки и вентухи. Бессменно: вентухи все задраены, люки – чаще всего на штырях-перекладинах-барашках (выйти можно, закрыть за собой нельзя, войти, если закрыт, тоже нельзя), иногда на навесных замках, иногда не заперты, но лестниц к ним нет. Лестницы здесь все довольно массивные, но, несмотря на это, некоторые из них заботливо закинуты за крупные трубы на стене. Крышки и запорные хрени многих люков ржавы донельзя. От многих люков по стенам тянутся следы потёков. Один из люков, имевший лестницу, был заперт навесным замком. Мих полез к нему с целью взломать безнадёжно проржавевший замок. Вниз посыпалось в большом обилии что-то белое вроде мельчайших цементных камушков и сыпалось оно всё сильнее. Затем упало и разлетелось на куски нечто целиком состоящее из ржавчины и формой напоминающее навесной замок. Сыпаться продолжало при каждом следующем усилии Миха. Там ещё было препятствие в виде жестяной дополнительной крышки – не менее ржавой. Но процесс был прекращён – ибо реальная угроза падения внутрь всего люка: сыплющийся бетон недвусмысленно характеризовал состояние отверстия.
В этой части ТКК мы встретили ещё пару интересностей: в одной из вентух набросано шприцев. Это нарики их «устраняют» сбрасыванием в решётку венткиоска. В двух отхоботниках кто-то синей краской изобразил звёздочку и цветочек. На одном из поворотов – часть плана ТКК, коряво нацарапанная хз чем. А под одной вентухой лежала на полу крупная еловая шишка. Ещё в одном месте на мостке валялась инструкция по современному теплоизолированию труб.
Поворачиваем из мегагалереи в отхоботник, подводящий трубы – согласно привязке – в школу №***. Вот этот подвод наиболее таков, какими я представлял их себе до полазки в ТКК. Простая кирпичная стеночка, трубы входят через дырку, плотно из не обнимающую, рядом ещё одна дырочка. Про перелаз речь не идет, но заглянуть можно. Контраст между ТКК и подвалом школы велик – здесь всё вполне солидно и аккуратно по сравнению с тем, что там: мусор, куски ржавых труб на полу…
Выходим из отхоботника обратно, обсуждая, какое беспечное пьяное веселье сейчас над нами в школе может быть. Как ни как – неделя выпускных. Идём прямо – по мегагалерее. Она длинная, прямая, высокая. И к этой красоте вдобавок идёт слегка под уклоном вверх, потом – ужЕ круче – вниз. То есть у подземного пейзажа на время возникает горизонт. Кто-то предлагает попробовать как-нибудь на веле здесь под уклон проехать. Но галерея сворачивает влево под прямым углом, потом зигзаг и тупик. Направо есть ещё малая галерея – одна из крайних точек, где есть единственное место во всём ТКК двойного поворота под тупым углом. В конце, вопреки карте, затопления нет, но следы его ещё остались. В торце обнаруживаем ещё одну привязку. Назад.
Переходим в ещё одно ответвление, ведущее в последнюю непройденную нами зону ТКК. Тут тоже есть мегагалерея. На одной из развилок замечаем холодную протечку. Стекает прямо на мосток, что на перекрёстке. Трубы в этой, как и в большинстве зон «Квитневого», затеплоизолированны слоем минеральной ваты и теми самыми шиферами, что их куски валяются повсюду и иногда лежат на дырках вентух. На трубах они выкривлены под их форму (наверное, размачивали и кривили) и притянуты кое-как проволокой. Понятно, что такая конструкция то и дело развалена местами, а здесь – в месте протечки – она раскисла и обвисла эпически. Рядом люк без лестницы, но с жестоко сорванным нержавым замком. Всё_это_Кавес_ру? Очередную вентуху в этот раз исследую я. Слышу – прямо рядом лихие разговорчики и писк какой-то электронный. Ну, неужели местная гопота подстерегла? Тихо подлажу вверх – ан нет: чувак метрах в трёх, уже заправленный горюче-смазочными – великом бибикает и куда-то в сторону орёт дружкам разную хню. Рядом ларь открыт, в нём продавщица-матрёна навеселе не меньшем. Вентуха задраена. Решето притянуто арматуриной к противоположной стенке.
Подходим в интересный низкий бункер, где шум труб, самих их много, все зелёные такие… На карте отсюда указывается перелаз в бойлерную. И впрямь – шкурник под потолком, туда несколько труб уходит. Туда Радист и Алечка просачиваются, через несколько минут подлазят изнутри, говоря, что из бойлерной открыт выход. Мы решили, что Мы с Михом допроходим последнюю ветвь – и если не находим приличного выброса – идём сюда. Они же пускай подождут в бойлерной.
Мы пошли. Ещё одна мегагалерея. В одном из бункеров – железная арматурно-решётчатая дверь, СКВОЗЬ которую можно бы пройти, не будь к ней подварен кровельный лист, отгибаться в нужной мере не желавший. За ней виднелась лестница дома, но, похоже, нежилого, а что-то типа ЖЭКа. Хрен с ней, обходим ТКК до конца. К сожалению, подходящего люка – ни одного. Зато именно здесь, в этой мегагалерее на стене обнаружилось наконец художество. Смелое, оригинальное – притом, что похабное. Ещё одно замазано краской. Ещё в одном месте на стене квадрат болотного цвета краской, какой тут окрашена вся крепительная арматура. Замазали таки что-то. Это и есть Картинная Галерея? Мало!
Лезем в бойлерную – шкурник переходит в шахточку с лестницей вверх. Поднимаемся – «цех» немалого теплопункта. Шумят трубы, тепло, темно, свет ночных окон домоыв пробивается в окна бойлерной. Нас ждут Радист и Алечка, рассевшись за столом мОнтеров. Гасим свет, оставив только красный диод Радиста. В его свете колдуем над дверью выхода, которая не открыта, но должна была бы легко открыться изнутри, чего не желала делать. Поколдовали так, чтоб и вскрыть, и не надестроить. И вышли!
Вечерний свет ДНАТов, тихий двор, прохлада и запахи цветов. Перехобачиваемя в тенИ, наскоро фоткаемся на фоне деинсталла, и я, как более-менее местный, вывожу народ к магистрали. А нехило мы ушли!
Основная масса уезжает маршруткой, я иду в круглосуточный маркет на моём районе – кое чего купить домой из продуктов – и на хату. Ёлы-палы: дигали мы 3,5 часа. И пахну я так, что если дОма унюхают – вопросы будут достаточно прямые, как и догадки. Благо, пронесло. Так что полазка – супер.
Пусть не говорят, что ТКК - это однообразно, неинтересно...
Да, тут нет исторички, но тут своя особая красота организма города! И тут зарождается своя, новейшая история.

 

 
 Комментарии

 

 

Добавление комментариев доступно только зарегистрированным пользователям!

 

 

   Copyright © 2001-2016 ACIS