ACIS

 

список статей

Автор (источник): Hartmann
Опубликовано: 2006-10-19

Дата похода:

 

Тоннель
 

 

Рассказ публикуется после трагической гибели автора А.Н.Зинченко 23 августа 2003 года в подземном притоке реки Лыбидь, Клове после сильного ливня. Текст приводится в авторской редакции.


От автора


Идея этого рассказа пришла мне в голову, когда мы с Паулем, есть у меня такой приятель, шли к выходу из пещеры Белых сталактитов. Там длинный, прямой ход и выход видно издалека. Вот мы идём, идём, а он (выход) всё так же далеко тут мне и "стукнуло в голову". Я рассказал Паулю, мы посмеялись и он заметил, что из этого можно написать рассказ, опубликовать, и какие-нибудь критики, возможно, даже найдут в нём "великий соцiально-полiтичний пiдтекст". Так вот, просьба пiдтексти не искать. Это только плод моего не совсем здорового воображения.



ТОННЕЛЬ

Лыбедь. Как много, для некоторых, значит эта река. Как много связано с ней...



— Шире шаг, чё ты плетешься как инвалид!?
— Куда лететь, мы ж гуляем. Ты вокруг посмотри.
— Красиво, красиво, а жрать я все равно хочу.

...Лыбедь, в прошлом живописная река, названная в честь сестры легендарных братьев - основателей Киева, теперь грязный ручей взятый в бетон. У обычного прохожего Лыбедь может вызвать только неприязнь. Хотя большинство, проходя мимо, просто не обращают на неё никакого внимания. А кому нужен поток мутной воды, что стремительно несётся в бетонном желобе. Таких не много, но всё же они есть - люди, которым Лыбедь нужна, которым она интересна.



— Красиво... слышали б тебя наши родители.
— М-м-м да, они бы решили, что мы идиоты.
— А разве нет?


Лыбедь интересна бомжам. Бомжи любят Лыбедь. Они живут на её берегах, они купаются в ней, они собирают там бутылки и разный хлам. Я никогда не бомжевал. Мне трудно судить, чем эти места так их привлекают, но всё же привлекают, это факт. Ещё очень нравится тут любителям рисовать на стенах. С ними ясно - стены тут высокие, ровные и очень длинные. Берега Лыбеди возле Московской площади - настоящая картинная галерея. Подымаясь вверх по течению, этих графити становится всё меньше, а после Протасова яра они почти совсем исчезают. Нельзя не отметить, что с каждым годом графити растут не только количественно, но и качественно. Некоторые рисунки - настоящие произведения искусства, даже удивительно, как такое можно нарисовать...



— Ну... И все-таки странно, что мы тут находим?
— Гильзы и дырки под землю.
— Нет, ну вот понимаешь - грязная, вонючая промзона вокруг, а нам красиво...
— Ну, я же говорю, ненормальные мы.
— Диггеры, одним словом.
— Точно.

...Особенно же интересна Лыбедь таким странным личностям как диггеры. Диггеры - народ совершенно неординарный. Некоторые из них считают диггерство экстремальным спортом или около того, но не думаю, что многие спортсмены-экстремалы смогут понять диггера. Да и не каждый, кто называет себя диггером, на самом деле диггером является. Как говорила одна симпатичная девушка, с очень длинной косой, диггерство это не хобби, не способ времяпрепровождения, диггер это состояние души. И я с ней совершенно согласен, хотя может и несколько болезненное состояние... А как, если не душевно больным, можно назвать человека, который всегда внимательно осматривает ливнестоки на улице, канализационные люки, прочие дырки в земле и все те объекты, что скрывают под собой разного рода подземные пустоты. Именно они, эти подземные пустоты, и вызывают настырный, нездоровый интерес диггеров. При каждой удобной возможности диггер вскрывает ломиком ближайший люк и, вооружившись фонарём, а так же кучей разных, совершенно необходимых под землёй предметов, мгновенно пропадает в беспросветной тьме Нижнего Мира. Иногда навсегда - там, внизу, слишком много опасностей. Но обычно всё-таки возвращается. Возвращается, что бы снова уйти Туда...
Так чем же Лыбедь так привлекает диггеров? А привлекает она их теми самыми дырками Туда. На берега этой реки выходит масса коллекторов, труб большого диаметра, каких-то отверстий невразумительного назначения. И всё это такое доступное - не надо ничего ломать, вскрывать, открывать. Да и места тут тихие и безлюдные.
Кстати, как говаривали бывалые диггеры, лыбедские окрестности очень даже интересуют нашу доблестную милицию. Их прямо таки патологический интерес вызывает, конечно, не сама река, а все вышеперечисленные категории "интересующихся". Не любят их менты, впрочем, это взаимно. Хотя лично я тут милиции не встречал. Никогда.



— Опа-а-а!
— Это как? Не ху...
— Угу, это ж надо как сползло. Вроде такая монолитная стена была.
— Дерево упало, вот стену корнями и вывернуло.
— Ладно, перелазим.
— Теперь по стволу на другой берег перейти можно.
— Уберут, небось, скоро. Ой, смотри, а тут ход!

Вдоль этого участка берега тянулась высокая, вся поросшая мхом и лишайниками, каменная стена. Выше неё возвышались кустарники и старые корявые ивы. Они нависали над потоком Лыбеди, создавая приятный зеленоватый полумрак. За деревьями виднелись какие-то облезлые, покосившиеся сараи.
Они стояли перед кучей камней, песка, земли. Всю эту кучу увенчивало дерево. Оно повалилось поперёк потока реки и перегородило берег. Дерево было большой старой ивой, что, упав, вывернула корнями изрядный шмат опорной стены. Оба они, и дерево и стена видимо были ровесниками. Оба они доживали свой век. Дерево пало первым.



— Ого, и чего это его замуровали?
— Не нужен, значит, был. Смотри, какая кладка старая.
— Точно, как в дренажках на Лысой горе.
— Его и строили видно, до того, как Лыбедь камнем отделали.
— А тут сухо.

Они были перед обсыпавшейся стеной. Под наклонно лежащим стволом дерева, посреди пролома стены ясно виднелся ход. Довольно старый. Обкладка выполнена из жёлтого кирпича, плоский пол, сводчатый потолок. Такую кладку можно повсеместно встретить на строениях XVIII - XIX веков.



— А странный он какой-то. Широкий и высокий.
— Это не дренаж.
— Точно, дренажки овальные, всегда, или каплевидные, а тут пол ровный.
— Может это тайный ход. И ведет он хрен знает куда.
— В Лавру, как минимум.
— И в нём десяток ответвлений. И в каждом тайник с оружием, боеприпасами, немецкими касками и золотыми слитками.
— А в конце огромная подземная тюрьма с камерами и пытошными застенками.
— И скелеты вокруг, черепа...
— Да-а-а-а...
— А у меня фонарик есть.
— !!!!!!!!!!!!!!

Это были не просто прохожие, это были настоящие диггеры. И не один диггер, никогда бы не упустил возможности исследовать старый таинственный ход. Ход, который самовскрылся. Это было настоящее открытие, диггерское открытие! Сразу было видно это не какая-то дренажка, которые в изобилии встречаются возле старых особняков XVIII - XIX веков. Обычно такие дренажи имеют каплевидную форму, около метра шириной и полтора-два метра высотой. Примером могут служить две дренажки возле Красного корпуса университета им. Шевченко. Они выходят на поверхность за университетом, на склоне в ботаническом саду. Подобные сооружения иногда принимают за тайные подземные ходы, хотя это всего лишь дренаж, служащий для отвода грунтовых вод. Как говорят люди знающие, такие ходы никогда с подвалами зданий не соединяются.



— Ну не то, что б очень мощный, да и батарейки не первой свежести...
— Нормальный фонарь, для разведки сойдёт.
— Да и сухо тут совсем, пошли, короче, пройдём, посмотрим, - если будет длинный - вернёмся, организуем нормальную экспедицию со всей снарягой.

Диггеры вошли. Да, это была совсем не дренажка. Ход был метра полтора шириной и в высоту метра два. Пол был совершенно ровный. Сквозь пыль и грязь на нём, проступала кирпичная кладка "ёлочкой". Ход был прямой как струна - ни каких поворотов, ни каких ответвлений или ниш.



<ul> — Да, а фонарик у тебя и правда хреновый!
— Какой есть.
— А зачем тогда брал? Мог бы и новые батарейки поставить.
— Нормально, видно всё, чё тебе не хватает?
— А вот мне как раз и не видно! Ты лучше под ноги свети, навернёшься ещё.
— Смотри сам не навернись.
— Да ну тебя. </ul>

Они прошли уже метров триста. Наконец наметились хоть какие-то изменения - туннель начал постепенно изгибаться в сторону. Светлое пятно входа скрылось за поворотом. Диггеров охватило странное беспокойство, оно постепенно перерастало в страх. Они не говорили об этом, шли молча, но обоих терзало навязчивое желание повернуть назад, плюнуть на всё и идти к выходу, повернуться и бежать на свет. Эти чувства были не в новинку. Человек нередко испытывает страх под землёй. Этот мир чужд людской природе и часто защитной реакцией психики бывает страх. Как правило, он бывает реакцией на объективную, вполне обоснованную опасность. Но иногда страх возникает сам по себе. Почему - трудно сказать. Здесь, в Нижнем Мире вообще много чего такого, что трудно объяснить рационально, понять и дать научное толкование. Некоторые вещи приходится принимать такими, какие они есть, ибо размышление над их природой ничего не может нам дать, если, конечно, стоять на чисто материалистических позициях. Тут такой материализм оправдан далеко не всегда, хотя с ним жить и выжить Там, по своему опыту знаю, гораздо легче. Стоит впасть в суеверия...
Страх исчез так же, как и появился - неожиданно, резко. На душе полегчало, диггеры пошли быстрее. Фонарь светил всё слабее, а так хотелось пройти как можно дальше. Ход, как и прежде плавно заворачивал. Они зашли уже довольно далеко, это вселяло надежду, что туннель не кончится просто так, а приведёт в какое-то интересное место. Надежда не оправдалась.



— Ё-о-о-о-о!
— Вот тебе и тайники с немецкими касками и золотыми слитками.
— Да-а-а. Тупик, однако.
— Может завал?
— Нет. Ты ж смотри - кладка то в грунт не уходит.
— Недостроенный ход, получается.
— Точно, это ж надо какой облом!

Туннель закончился неожиданно. Закончился тупиком. Кладка хода упиралась в грунтовую стену. Грунт сильно осыпался из-за чего стенка была неровная и наклонная. Это создавало впечатление обвала, но стоило присмотреться и становилось понятно, что никакого хода дальше нет и не было.
Фонарь горел еле-еле, надо было возвращаться. Ход разочаровал их, но как бы то ни было, на Лыбеди появился новый подземный объект и это хорошо.



<ul> — Идём, не фиг тут втыкать.
— Да, пожалуй... жаль... тупик.
— Давай быстрей, фонарик совсем плох.
— Угу, быстрей, не вижу ни хрена.
— Дойдём до поворота, там светлей будет.
— До него ещё дойти надо...
— Куда ты денешься! </ul>

Они быстро шли к выходу. Фонарик испускал нечто жёлтое, похожее на свет, но толку от него было мало. Надо было дойти до поворота, там было уже относительно светло и можно обойтись без фонаря. Не смотря на всё это, диггеры шли быстро и уверенно - ход был ровный и чистый, да и в темноте ходить им было не привыкать.



— Чёрт! Долбаный светильник!
— Сдох твой фонарь? А я говорил...
— Говорил?
— Что ты жлоб и что батарейки чаще менять надо!
— Я жлоб?! Заткнулся б ты - сам вообще без фонарика ходишь. Где твой фонарь?
— Ну, я ж не знал, что мы сюда полезем.
— А я знал? Ладно, щас его поколупаю - может засветит...
— Ну?
— Ни хрена.
— Фиг с ним, на ощупь пошли. Уже не далеко.

Диггеры аккуратно, придерживаясь руками стен, направились в сторону выхода. Идти в полной темноте очень неуютно. Кажется, что вот-вот споткнешься или провалишься, но постепенно привыкаешь и идешь автоматически.
Выход увидели внезапно. До нег было ещё идти и идти, и выглядел он как ослепительно яркая точка в конце бесконечно длинного коридора. Диггеры приободрились. Теперь фонарь точно был не нужен. Постепенно глаза привыкли к свету. Выход уже не казался только яркой точкой света. Он приобрёл свои реальные очертания и там, вдалеке, был виден даже ствол поваленного дерева. Яркий наружный свет делал стены туннеля угольно черными. Выглядело это довольно зловеще. В свете фонаря они имели вполне приятный жёлто-коричневый оттенок. Теперь не было видно даже отдельных кирпичей - стены казались идеально гладкими и матово чёрными.



— Сколько время?
— Пол третьего. Тебе не кажется, что сюда мы шли быстрее?
— Не кажется, оно так и есть.
— Может потому, что со светом шли?
— Не знаю.
— Слушай, я устал. Давай передохнём.
— Ладно. Всё, привал.

Они присели прямо на пол. Отдыхали минуты три. Потом снова шли. Шли, отдыхали, опять шли. Смутное беспокойство перерастало в страх, страх - в ужас. Они шли молча. Что-то внутри заставляло молчать. Они боялись произнести даже звук. Мнилось - от этого рухнут стены, потолок, вокруг окончательно сомкнётся абсолютная, беспроглядная тьма. Произойдёт что-то ужасное, хотя в виски било осознание того, что нечто страшное, непоправимое уже началось и надвигается неотвратимо.
У них были часы. Они смотрели на них ежеминутно. С тех пор как поворот остался позади, и диггеры увидели выход прошло около двух часов. Туннель не менялся. Всё так же ярким пятнышком на горизонте светился выход. Казалось, они топчутся на месте и не продвинулись ни на шаг. Прошло ещё два часа. Диггеры шли. Шли медленно, тяжело. Ноги подкашивались, руки тряслись. Сказывалась даже не усталость - ужас, леденящий страх и отчаянье заполнили их сознание. Страх делал тела ватными, ноги непослушными, движения неуверенными. Расстояние, пройденное сюда за каких-то семь минут они не могли преодолеть уже больше четырёх часов. В один момент страх взял верх - диггеры сорвались с места, они бежали, задыхались, спотыкались и падали, вскакивали и мчались дальше. Туннель оставался прежним, выход был так же далеко.
На этот раз они отдыхали дольше обычно. С трудом встали, пошли дальше. Бешеный бег измотал их окончательно. Тяжело ворочая ногами они брели на светлое пятно выхода. Там приветливо светило солнце, казалось, было слышно даже плеск потока Лыбеди. Слышно совсем рядом.



— Всё, я больше не могу.
— Надо идти.
— Сколько времени, посмотри на часы.
— Уже девять.
— Девять вечера, а там всё так же светло. Конец сентября, так не бывает!

Мысль пришла неожиданно. Это было действительно страшно. Девять вечера! Сейчас уже в семь совсем темно, а там, на выходе, по-прежнему, ярко светит солнце. Голова кружилась от этого. Осознание происходящего билось в виски, рвало их головы в клочья - так не бывает, так не должно быть.
И все же диггеры шли ещё около часа. Когда сил не осталось, они повалились на землю. Отдыхали молча. Не было сил, да и не о чем было говорить. Не было сил идти, не было сил бояться. И совсем не хотелось смотреть туда, туда где, по-прежнему сияло солнце.
Они и не думали спать. Сон пришел сам. Последними мыслями была надежда, что завтра, отдохнув, они обязательно выберутся. Ведь до выхода осталось совсем чуть-чуть, совсем немного.

 

 
 Комментарии
знайка | 09.12.2006 15:06    
Как литература-зачётно,мне здорово понравилось.Но реально бывает намного всё хуже-описать это-вовсе нереально.
 
pogart | 11.12.2006 12:25    
І вийти зовсім не туди, звідки прийшли. Непогано.
 
Анатолий | 14.05.2007 14:37    
А где продолжение?
 
Ghost | 24.05.2007 00:39    
Продовження немає.
 
Dachnick | 31.05.2007 12:00    
Самое интересное - попробовать представить, что делал бы сам в такой ситуации... После этого вся соль происходящего немного цепляет нервы
 
Shadow | 14.11.2007 13:25    
Да уж, нервощекочущий рассказ...
 
SPIRIT | 05.04.2008 20:35    
земля пухом....
 
Вирд | 06.06.2011 15:14    
...
 
Вирд | 06.06.2011 17:18    
...
 
ося | 25.09.2011 14:08    
Кольцо Мебиуса...
 

 

 

Добавление комментариев доступно только зарегистрированным пользователям!

 

 

   Copyright © 2001-2016 ACIS