ACIS

 

список статей

Автор (источник): Мих
Опубликовано: 2013-07-10

Дата похода: 1-5.07.13

 

Пещера имени Акиса.
 

 

Пещера имени Акиса.
Участники: Мих, Диаб, Алкаш, Катя, Технотрешер, Скайп, Наташа.
Цель экспедиции: Расширение в пещере Акиса непроходимой щели на -11 метрах с помощью инженерных работ, дальнейшее исследование пещеры.

Заброска.
Первая и основная часть группы ехала на УАЗе Технотешера со всем снаряжением, пешком поднимались только я и Катя.
Сначала казалось, что подъем на Караби займет больше сил и времени, чем спуск. Сначала так и было- длинный подъем от Перевального до родника, а потом- на Долгоруковскую яйлу существенно уменьшил запас сил. По дороге встретили группу велосипедистов, которые, как вьючные лошади тянули свои рюкзаки и велосипеды на гору. По дороге объезжать им не хотелось, вся идея была именно в подъеме по пешеходной тропе.
На Дологруковской яйле было жарко и солнечно. Только вдали клубились небольшие облака. Но вскоре облака начали расти и приближаться.

Сверкнула молния. Мы ускорили шаг, но гроза обходила яйлу стороной. Начался затяжной спуск к реке Бурульча, и партизанской стоянке Дедов Курень.
Далее мы сбились с пешеходной тропы, и навигатор некоторое время поводил нас по оврагам, пока не вышли к ручью Су-Ат. Сразу за ним начиналось плато Караби.
Поднявшись на плато, Катя нашла земляничную поляну, и мы долгое время собирали подножный корм. Диаблас на вызовы по рации не отвечал, и поэтому можно было не спешить- до метеостанции оставалось около 5 км.
Глядя на землянику, никто из нас на смотрел на небо, а зря. Тем временем черные тучи обошли гору с другой стороны и волнами накатывались на плато. Исчезла в облаке вершина горы Каратау, небо стремительно заволокло дымкой. Мы ускорили шаг, но напрасно. Начался мелкий холодный дождь, переходящий в ливень. Температура стремительно упала. Сгустился туман, называемый спелеологами «обезьяной» из-за того, что в нем ничего не видно.

К счастью, метеостанция была уже в пределах видимости, и там мы были через полчаса. Комендант встретил нас «радостной» новостью. Сегодня настал сезон дождей, который будет продолжаться три дня.
На метеостанции было тепло, а снаружи шумел ливень. Машина ехала все еще за пределами досягаемости раций. Катя поставила чай, а комендант начал рассказывать истории из жизни КСС Крыма, про «экстремала из Харькова», который стоял в палатке недалеко от дороги, и боялся выйти, так как промочил ноги, про женщину-спелеолога, которая в одиночку полезла в сложную пещеру, и неправильно встегнула жумар, и другие.
Рация на столе что-то пискнула, послышался голос Диаба. Остальная часть группы уже подъезжала.
А ливень все не утихал. Идея устанавливать лагерь возле самой пещеры переставала нравиться даже мне. Ночевать на метеостанции было дорого, идти до пещеры с аккумами тяжело, но погода не оставляла другого выбора.
Наконец из-за склона горы показалась машина. У остальных участников было то же мнение- надо оставаться. Хотя бы на ночь, а утром, может быть, погода прояснится.
Вечер прошел в обычной суете и разгрузке снаряжения. Оплатив проживание на метеостанции мы получали также право пользования кухней, на которой начали бурную деятельность Скайп и Катя.

День первый.
Утром дождь ослаб, уже не лило как из ведра. Но стоял густой туман, и моросил мелкий дождь. Решили, что в пещеру пойдем, разбившись на две группы. Сначала шли я с Дьябом, Катя и Скайп, а потом должны были подойти Технотрешер с Наташей и Алкаш. Проверяли дальность действия раций и состояние дороги, может ли проехать по ней УАЗ.
Вход в пещеру мало изменился за прошедшие месяцы после ее открытия, только густо зарос травой.

А на входе в пещеру Страха вырос большой куст крапивы.
Внутри все осталось почти так же, только было более мокро и скользко- дождь превратил землю на входе в полужидкое месиво.
-Ого! Сказал Диаб, осмотрев предварительно место работ. – Надо бахать…
Работа предстояла долгая и трудная.
В ведре спустили в пещеру все необходимое. Диаб просочился через узкий лаз к щели и начал делать первую дыру в монолитной стене. Потом- запыжовывать. Потом- соединять провода.
И, наконец, из шкурника показывается сам Дьяб. Первая «конфетка» заложена.
Приготовиться… Взрыв!
С грохотом покатились камни, на мгновение заложило уши... Из шкурника повалил густой дым, запахло порохом.
-Надо было сначала шкурник бахнуть, - сокрушается Дьяб, - а то неудобно лазить.
- Ничего, тренируйся, тренируйся, навыки ползанья по шкурникам полезны.
После 3го взрыва щель существенно расширилась, через нее стало видно стенку достаточно узкого колодца. Человек в него спустился бы свободно, но по ширине он не превышал метра.
Вылезли на поверхность, Дьяб покурил свою электронную сигарету. Дождь шел тихий и спокойный, было весьма тепло.
Возле пещеры собрались все члены экспедиции, поняли, что делать всем тут нечего, и собрались идти в Большой Бузулук. Я остался снаружи пещеры, а Дьяб полез продолжать работать с Катей.

Снизу слабо слышалось гудение перфоратора, и голоса... Сверху стремительно проносились тучи, им не было видно конца и края. Когда не было дождя, я пытался задремать на мокрой траве, но порывы ветра вновь и вновь приносили тучи, поливающие меня дождем.
После 3го приглушенного расстоянием взрыва снова спустился вниз. Диаб с Катей уже готовились подниматься- в перфораторе сели аккумы.
Я взял лом, и отправился через шкурник оценить размеры проделанной работы. Щель стала еще шире, но не настолько, чтобы просунуть в нее хотя бы лицо, или, как выражался Дьяб, щи.
В левой стене щели откололся достаточно большой кусок породы, но еще держался крепко. Я помог ему ломом, удивляясь странной пустоте за камнем. Камень покачнулся и выпал, а в скале образовалась сквозная дыра. Это был не монолит, а относительно тонкая перегородка, отделяющая наш участок пещеры от колодца. Заглянув в нее ,я увидел колодец большого диаметра, метра 4. Дальнейшие работы существенно облегчались, надо было всего лишь разобрать стенку толщиной около 30 см, а не ломать сплошную скалу, чтобы проникнуть вперед.
Воодушевленные успехом, мы двинулись обратно к метеостанции.
Группу, ушедшую в Бузлук, ждали очень долго. Успели спокойно приготовить ужин, и попробовать открывать консервы каким-то хитроумным ножом. Получалось только у Кати, Дьяб через 10 минут бесплодных попыток отправился чистить картошку.
Два дня спустя, Скайп нашел в своей книге про обезьян отличный пример на эту тему. Обезьяны учатся открывать орехи 4 года, а если не получается- то уже не научатся никогда. Аналогию обязьяны, открывающей орех , и Дьяба, вскрывающего консервную банку все провели легко.
Наконец, почти в 12 часов рация зашипела, и сообщила голосом Технотрешера: «Мы возвращаемся». В пещере их застал почти что Санткум- вода во время ливня собиралась в воронку и текла спелеологам за шиворот..
День второй.
Под шум дождя, уставшие вчера спелеологи проспали очень долго. Было 12 часов дня, когда мы выходили из метеостанции в сторону пещеры. Шли только втроем, остальные отправились в пещеру Крубера.
Грязь на дорогах уже перестала впитывать льющуюся с небес воду. Везде образовывались огромные лужи, по которым приходилось шлепать. В пещере было еще хуже- весь район входа полностью пропитался водой. В шкурнике и в забое собрались большие лужи. Дьяб попробовал заложить их камнями, и положить сверху сиденье, но получилось у него плохо. Матерясь, он уселся прямо посреди лужи и начал сверлить новое отверстие.
На второй день сидеть просто так было скучно, Дьяб громко орал песни, а я подпевал ему по мере возможностей. Катя сверху слушала весь этот концерт, перемежающийся ревом перфоратора и грохотом взрывов.

Так прошло пол дня. Спеты были песни про Фантом и про кота, грустные бардовские песни. Отверстие все расширялось и расширялось, в него уже проходила голова, и можно было видеть , куда именно летят камни.
Снова сменились с Катей. Теперь я слушал концерт, стоя сверху, а Катя подавала Дьябу инструменты. И вот настал момент, когда в колодец получилось протиснуться. Стало видно, что он полностью вертикальный, по распорам вниз не слезешь.
Кроме того, колодец уходил вверх, очень высоко, почти до уровня земли, так что наша щель оказалась пробита примерно посредине колодца.
Надо было начинать делать навеску.
На вопрос о пробойнике Дьяб еще раньше отвечал, что он у него есть. Но когда дело дошло до навески, оказалось что это не привычный для меня пробойник Пецля, а нечто среднее между пробойником и отверткой, от фирмы Конг. С очень неудобной ручкой, он мало походил на инструмент, которым можно с удобством делать навеску, от которой будет зависеть твоя жизнь.
Навеску начали от конца шкурника, с выхода в вертикаль. С трудом забил два первых спита… Во-первых, с помощью этого пробойника забить спит до конца не получалось- так как заканчивался он гайкой. Во-вторых, когда спит был забит, из пробойника выкручивалась сердцевина, и вместо спита из скалы торчало подобие хайса, который приходилось выкручивать с трудом.
Вышел с начала перил в отвес. Вниз уходил 10 метровый колодец, который кончался осыпью. Неужели это-все? Спускаюсь на осыпь, и прохожу чуть вперед.
Новый колодец! Кидаю камень. Он катится вниз долго-долго, метров 40, и шум не то затихает, не то кончается тихим всплеском. Веревка начинает тереться, и я вновь поднимаюсь вверх, к шкурнику, чтобы забить 2 спита, перед началом колодца.
Однако пробойник вскоре вышел из строя окончательно. Один спит я еще забил, а на втором пробойник застрял. Спит и не вбивался нормально в скалу, и не выкручивался из пробойника. Отдал его наверх, Кате, и начал спуск с одной точки. Ниже, уже на дне колодца, завязал сдвоенным булинем еще одну точку, вокруг скалы, и поехал ниже.
Над началом второго колодца лежало множество камней, частично покрытых коралитами. Некоторые из них я отложил в сторону, другие пришлось скинуть в колодец, куда они с грохотом посыпались. Над колодцем чудом нашел еще одно «перо», торчащее из стены. За него навязал еще один сдвоенный булинь, который съел большую часть оставшейся веревки. Дальше шел гладкий колодец, полочка, и снова колодец. На этом спуск пришлось окончить, и я начал подниматься.
По пути заглянул в казавшееся перспективным ответвление. Там начинался небольшой горизонтальный ход, окончившийся высыпкой.
Вылазить через шкурник в снаряжении было очень трудно, Дьяб стоял сверху и злорадствовал: сам говорил мне тренироваться и пролазить, сам и расплачивайся, а то я бы его давно уже бахнул.
Наверху уже было почти темно. Дьяб и Катя поздравили меня с превращением понора в пещеру, и мы радостно зашагали в сторону метеостанции. И холодный дождь, переходящий в туман нам не мешал.
Рация пикнула, послышался голос Технотрешера:
-Что вам на ужин готовить? Прием!
- Устриц и лосося!
Что еще можно было спросить у людей, пробивших проход в новую пещеру, и окончательно уставших за этим занятием.
На радостях, идя по дороге, я забыл посматривать на навигатор, и мы сильно отклонились от первоначального пути. Срезать решили напрямик, через скалы.
С криками: « Акис» и «Нет покоя п**ым!» мы карабкались на вершину местного значения, пытаясь сократить путь через плато. Катя сначала недоумевала, но Дьяб объяснил ей, что это вполне в духе Акиса, ведь сколько диггер не будет называться спелеологом, есть внутри каждого какая-то тяга к непонятным поступкам.


День третий.
Проснуться хотели как можно раньше, чтобы выйти в пещеру часов в 10 утра. Но вечером засиделись допоздна, пытаясь починить пробойник. Перепробовали все возможные варианты, но спит заело наглухо, и попытки выкрутить его привели только к срыву шлицов у гайки. А утром, увидев нашу беду, комендант достал громадные тиски, и несколькими движениями вывернул погнутый спит, пробурчав под нос, что Конг совсем испортился.
Собрались выходить в итоге только к 12 дня, но внезапно слабый моросящий дождь перешел в такой сильный ливень, что даже у меня поугасло желание выходить под него.
Бросили мешки у входа, и сели пить чай. Ждали мы конца ливня около двух часов. Наконец ласточки, которые до этого летали очень низко над землей, взмыли высоко в небо, а еще через несколько минут ливень прекратился.
В пещеру собрались идти все.

Я с Алкашом- делать навеску до дна, Диаб с Катей- пробахивать шкурник до удобного состояния, Скайп и Технотрешер- делать топосъемку.
Я спустился по уже привычному маршруту через шкурник, в колодец и до начала второго колодца. Над полочкой скала чуть-чуть выдавалась внутрь- идеальное место для спита. Начал забивать его починенным пробойником с повышенной осторожностью, регулярно ослабляя силу закручивания. В конце-концов спит забит, ухо вкручено, и я продолжаю спуск. Алкаш идет на несколько перестежек выше, несет еще 100 метров веревки.

Спускаюсь примерно метров 30, впереди- новый поворот колодца, закрывающий собой то, что находится на дне. Еще одна точка для перестежки. Тут нечего и думать- здоровенный каменный зуб нависает над колодцем, завязаться за него- обеспечить себе еще метров 20 безопасного спуска.
Прохожу поворот и вижу дно. Колодец разделяется на пару узких «штанин». Левая немного поворачивает, так, что не видно дна, а правая- выходит в сифон с водой. Слышно громкое журчание воды.

Параллельно колодцу, из которого я спустился, вверх уходит еще один колодец, большой и красивый, немного наклонный, весь заросший натеками.

Из него вытекает ручеек, который затем скрывается в сифоне.
К тому времени вниз спускается Алкаш, и мы вдвоем, цепляясь за натеки ,пытаемся взойти по этому колодцу как можно выше. Но через 10 метров наш путь останавливает отвесная стена. Дальше лезть некуда, разве что делать восхождение.
Осматриваем левый рукав основного колодца. Он приводит к луже грязи( выше колена), которая затем поворачивает к тому же сифону.

До самого сифона дотянуться нельзя ни из первого, ни из второго рукава. Щель слишком узка, и перспектив не видно. Значит, тут пещера и заканчивается… Глубина ее по грубым прикидкам- 60 метров.
Не снимая навески, поднимаемся обратно. Навеску должен был снять Скайп, после окончания топосъемки.
В шкурнике работает Дьяб, забивая конфетку. Дождавшись взрыва, выхожу наверх. Алкаш прошел чуть раньше.
Наверху, неожиданно, нет никого, кроме Кати. Оказывается, Скайп и остальные пришли, чтобы поработать в пещере, но тут хлынул настолько сильный ливень, что переждать его у них не хватило сил, и они спаслись бегством обратно, на метеостанцию. Прихватив с собой пикатежку.
Вскоре из пещеры выходит и Дьяб. Шкурник стал шире, проходить теперь там легко.
Снимать навеску пошла Катя… Ждали мы ее довольно долго. Дождь успел прекратиться, тучи- разойтись.

Я напоследок решил заглянуть в пещеру Страха. Там все было по-прежнему, только количество камней, висящих на потолке, заметно уменьшилось.
Немного поразбирав завалы, я расчистил проход к узкому началу колодца. Камень в нем пролетал метров 5 и мягко падал на землю. Снизу слышался капеж воды.
Пройти в этот колодец, по всей видимости, невозможно. Он слишком узок, чтобы в него можно было пролезть, и слишком опасен, чтоб его можно было расширить взрывом. Возможно, он и ведет в пещеру Акиса, в восходящий колодец с натеками. Но точнее это можно будет узнать только в следующей экспедиции, сделав топосъемку, или совершив восхождение.
Когда Катя показалась возле шкурника пещеры Акиса с внутренней стороны, уже было темно. Принял у нее транс, передал наверх перфоратор и все снаряжение. Скользя по мокрым стенкам и спотыкаясь о комья глины, мы выбрались на поверхность.
Навеска снята. Штурм пещеры и активная часть экспедиции окончена. Начинается этап возвращения.
До метеостанции с тяжелыми мешками мы шли долго, так как выносили все снаряжение, пролежавшее в пещере с начала работ в ней. Ведра, лопата, лом, и многое другое.
Недалеко от метеостанции нас встретил Скайп, и помог донести все до самого конца. Он так и не объяснил, почему не оставил пикетажку, поэтому глазомерную топосъемку я нарисовал на его кормемате.

На входе в метеостанцию комендант объявил, что завтра будет хорошая погода.
Возвращение.
Ночью Дьяб с Алкашом добрались до моей аптечки, и выпили весь находящийся там спирт, а потом решили перестирать все снаряжение.
Утро встретило нас жарким солнцем, на небе не было ни облачка. Все вымытое снаряжение равномерным слоем покрывало весь двор, оставалось только спаковать его в мешки и погрузить в машину.

Спуск с Караби занял несколько часов, и был проведен Технотрешером с большим успехом. Грунтовые дороги были местами лучше асфальтных, асфальт на которых лежал большими неровными кусками.
В Белогорске наши пути разошлись. Машина с остальными участниками отправилась в Черноморское, а я, на автобусах, в Оленевку.
Но судьба приготовила нам еще одну встречу. Автобусов из Евпатории до Оленевки не было, и в 10 вечера мы все встретились на вокзале Черноморского, чтобы провести ночь в палатках на берегу моря.
Горел разожженный Скайпом костер, тихо шумел прибой. Мы сидели у костра и вели тихую, неспешную беседу.
На этом и закончилась экспедиция в пещеру имени Акиса.

 

 
 Комментарии
Diablas | 23.07.2013 10:07    
"выпили весь спирт" - это звучит очень угрожающе,учитывая,что его было аж 100мл. :)

P.S. А вообще да,приятно,что пещера стала пещерой,а не понором. :)
 

 

 

Добавление комментариев доступно только зарегистрированным пользователям!

 

 

   Copyright © 2001-2016 ACIS